эдгар бартенев

edgar bartenev


Previous Entry Share Next Entry
Принцип морали
яптик-хэсе
bartenev

Последние дни особенно грустные.
Дожди в каком-то мелком исполнении, как мелкая музыка: вроде и мелодия есть, и гармония, но с недоделками.
Неделю кряду болел. Горло, суставы. Этим всё объясняется: и дожди, и выборы.
Смайлик.
Ставлю под выборами смайлик. Как изобразить натужный смайлик? Никак. Смайлик – это нечто однозначное. Либо туда, либо сюда. Середина отсутствует.
Зато вот что понял.
Поскольку машина во мне сломалась (ну, каждый человек отчасти механистичен, в каждом есть машина, машинка), и вот, поскольку эта машинка сломалась, то язык стал заплетаться, а сердцу открылись простые вещи, трудно изображаемые словами, или вовсе ими не изображаемые.
Сейчас скажу. Привлекая, естественно, слова, но привлекая их безответственным образом. По-другому невозможно сказать…
В общем, есть мораль, и есть принципы.
Принципы никуда не уходят. Похоже, человек с ними рождается. Это вбуравлено в гены, благодаря предкам. Своего рода эстафетная палочка.
А мораль – это наносное.
Есть люди, которые рождаются без принципов. То ли потому что предки подкачали, то ли потому что этих предков не было.
Представьте себе лес. Одни деревья в нем растут сильно, принципиально. За их плечами – испытания, естественный отбор, память. А другие деревья – сорные, нечаянные, прячутся за сильными плечами, паразитируют, страдают. И вдруг лес начинают рубить. Рубят, конечно, сильный лес, многолетний. Лес падает, как богатырь. И тут-то деревья, которые росли врасплох, без умысла, нечаянно, – тут-то эти деревья и поднимаются в рост. И принципов у этого роста покуда нет никаких. Кроме одного – сорного. Мы – сор, говорят эти деревья, у нас нет стыда, мы сами по себе, мы без предков, мы семя новое, мы растем, увеличиваемся, мы станем лесом, это наша мораль, другой не знаем. Надо вырасти, надо выжить, удобный момент для выживания, вперед. Такая мораль. Именно мораль, нечто новое, внешнее, беспринципное. Сильные принципы умерших деревьев имеют к этой морали слабое отношение, разве что сама мораль предполагает, что она растет не просто из принципа свободы всякого роста, а на принципах вообще, и вообще принципами, даже мертвыми, только и делает, что питается…
Словом, принципы – это то, что внутри. А мораль – то, что снаружи, и то, что всегда обновляется.
Теперь пора к людям.
Есть люди с принципами, а есть люди с моралью.
Мораль – это внешнее, и это всегда новое.
Новое православие, новый национализм, новое правосудие, новое государство, новая руководящая идея, новые даже принципы. И так далее, и всё – новое… То есть мораль – это то, что принципам, суммируя их, обязательно противоречит, и так противоречит, что попросту отрицает их изнутри.
Люди, руководствующиеся той или иной моралью, – обычно как раз люди без принципов. Поэтому такие люди озабочены чистотой морали, контролируют ее надлежащим образом и ищут подходящего случая, чтобы за аморальность покарать. Такие люди пишут на сигаретных пачках: «Курение убивает». Такие люди так горячо любят кошек, собак и растения, что готовы казнить из-за них людей. Такие люди знают, как воспитывать детей, знают, как молиться, знают, что такое хорошо, и что такое плохо, знают, что нужно народу, и знают, что такое этот самый народ, знают еще до того, как этот народ сам о себе что-нибудь узнает. Такие люди знают лучше других (и знают как надо) не только историю мира во всех ее главах и лирических отступлениях, но и все фигуры вальса, и все до одной фигуры целомудрия (которое только тогда и подлинно, когда публично). Такие люди проверяют свои сомнения моралью, а мораль не обманывает. Такие люди не грешат. Грешат лишь те, что с принципами, а эти физически не могут согрешить, физически не могут соврать, физически не могут убить, и физически не могут прелюбодействовать. Если кто-то поймает их за рукав, уличит во лжи, в насилии, в безумии, в беспамятстве, мораль станет для них щитом, знаменем, оружием. Так как мораль – моралистична.
А те, у кого только принципы, любую мораль поставят под сомнение.
Таким только и остается, что умереть. Таким здесь не место. Так говорит мораль.
Поэтому, если кто-то утверждает, что ваши мысли и ваше поведение противоречат принципам морали, то это значит одно: вы слышите это от человека без принципов, вы слышите это от человека с очень и очень большой моралью.
Если вы услышите призывы к «порядочности», «прозрачности», «доверию», «братству» и «любви», приготовьтесь к самому худшему: к попранию ваших принципов во имя морали призывающего.
Мораль обновляется, а принципы нет.
Если у вас есть принципы, вы уязвимы.
Если они у вас есть, то от них никуда не деться, не спрятаться, не освободиться: вы с ними родились, они незримы, как звезды среди дня, как путь в тумане, как будущее для младенца, как победа для солдата. Поэтому, в принципе, правильней умереть за принципы, а не бороться с моралью.
Сегодня ночью в Питере нет дождя, а на Неве – волн.
И сегодня, пожалуй, темнее, чем вчера.
Спасибо, что слушали.


  • 1
(Deleted comment)
Это, конечно, не определения.
Это ощущения.

Отчего же не послушать умного, честного, неравнодушного и доброжелательного человека, отлично владеющего языком?

Спасибо, Эдгар!

И, пожалуйста, не хворайте!

Не буду хворать.
Спасибо!

Не в обиду: всё совершенно наоборот.
Однако, пишете вы прекрасно.
:)

Может быть. Я не претендую. :)
А как наоборот?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account